fbpx

В первой части военно-политический аналитик Андрей Омельянчук рассказал о том, как и почему Талибан трансформировался из просветительской исламской сети в армию агрессивных фундаменталистов. Вторая часть посвящена событиям которые происходили после того как против талибов стали действовать вооруженные силы США и Великобритании. Также описывается практически неизвестная широкому кругу читателей структура армии талибов, тактика ведения боевых действий и их организационно-политическая система.

После потрясших мир событий 11 сентября 2001 в США, когда захваченные смертниками гражданские самолеты были направлены на здания в Нью-Йорке и Вашингтоне, организатором терактов был назван Усама бен Ладен. Принятый талибами, он скрывался в Афганистане где, по имеющимся данным дислоцировались лагеря Аль-Каиды. Талибы отказались его выдать по требованию американских властей, после чего западная коалиция во главе с США начала контртеррористическую операцию “Несокрушимая свобода”, основной задачей которой было уничтожение Аль-Каиды и ее руководителя.

Начиная с 7-го октября 2001 года силами авиации, в том числе боевых вертолетов “Апач”, а также корабельной группировки ВМС США и Великобритании, развёрнутой в акватории Аравийского моря, были нанесены ракетно-бомбовые удары по объектам Талибана и Аль-Каиды в Кабуле, Кандагаре, Герате, Джелалабаде и ряде других районов. Это был первый в истории случай применения сил флота, в том числе крылатых ракет “Томагавк”, против противника не имеющего выхода к морю.

В результате этих ударов большая часть устаревших зенитно-ракетных комплексов, а также радиолокационных станций и пунктов управления талибов были уничтожены вместе с небольшим военно-воздушным флотом, состоящим из трофейных МИГ-21 и Су-22.

После уничтожения противовоздушной инфраструктуры талибов, силы Северного альянса(политического руководства и группировки правительственных войск, оставшиеся после потери контроля над страной), при активном участии авиации и сил специальных операций США, буквально за месяц заняли все крупные города Афганистана. Формально операция “Несокрушимая свобода” закончилась 13 ноября, когда отряды Северного альянса вошли в Кабул и Кандагар. До этого, 14 октября, Талибан предлагал обсудить передачу Усамы бен Ладена третьей стране для суда, если США представят доказательства его причастности к терактам 11 сентября, но Вашингтон отклонил это предложение.

В течении, но в основном после завершения основной фазы операции “Несокрушимая свобода”, к активному участию в поддержании безопасности в Афганистане кроме США и Великобритании, присоединились Турция, Австралия, Канада, Германия, Италия, Нидерланды, Франция, Польша и ряд других государств. Всего, после переброски и наращивания, основной контингент союзных войск в Афганистане составлял около 160 тысяч военнослужащих, плюс порядка 300 тысяч – армия Северного альянса.

Силы Талибана вместе с другими примкнувшими группировками, на момент начала контртеррористическое операции, составляли по разным оценкам от 100 до 150 тысяч боевиков, из которых около 60 тысяч – непосредственно афганские талибы.

Казалось, что бомбардировок по объектам военной инфраструктуры в течение чуть более месяца вполне достаточно для того, чтобы уничтожить влияние движения Талибан в Афганистане. Однако талибы не были полностью разгромлены. Хотя они и покинули Кабул, их основные силы обосновались в южных и юго-восточных провинциях, где сохранили военный потенциал. Обстановка в стране по-прежнему оставалась напряженной в военном плане и в отношении безопасности.

Лидеры Талибана и Аль-Каиды: мулла Мохаммед Омар и Усама бен Ладен, а также другие высокопоставленные лица избежали ареста. По некоторым сообщениям они укрылись в пакистанском городе Кветта, откуда продолжали осуществлять руководство, но Исламабад это отрицал. Так или иначе, талибы ушли в подполье и частично отступили на территорию Пакистана, где на территориях пуштунских племен фактически организовали новое государство.

К 2003 году движение постепенно оправилось и продолжило оказывать активное сопротивление международным силам и правительственным войскам. Несмотря на постоянно увеличивающееся контингент западных союзников, Талибан восстановил, а затем расширил своё влияние в Афганистане, неоднократно совершая террористические акты, налёты на селения и посёлки, и даже на Кабул. В этом же, 2003 году Советом Безопасности ООН движение Талибан было признано террористической организацией.

Движение продолжало оказывать успешное сопротивление войскам НАТО, и в сентябре 2012 года осуществило дерзкое нападение на базу “Кэмп Бастион”. И хотя потери союзников были незначительны (два военнослужащих), сам прецедент атаки был расценен как явное усиление Талибана.

До начала текущего 2021 года силы Талибана с переменным успехом противостояли войскам НАТО, пользуясь преимущественно методами партизанской войны и террористических действий с применением широкого спектра различных форм пропаганды и информационно-психологического воздействия. Но с объявлением решений и практическими шагами по выводу союзнических сил с территории Афганистана ситуация начала постепенно меняться. Движение Талибан заявило о своих планах восстановления контроля над страной и возвращением к суровым исламским нормам шариата.

Организационная структура и иерархия

В августе 2015 года талибы сообщили, что из-за проблем со здоровьем умер их лидер мулла Мохаммед Омар, в следующем месяце движение заявило, что сплотится вокруг нового лидера – муллы Мансура, который был заместителем у Омара. Однако в мае 2016 года мулла Мансур был убит в результате удара американского беспилотника и его заменил очередной заместитель Мавлави Хайбатулла Ахундзада, который в настоящее время и руководит Талибаном.

Общая организационная структура и иерархия исламского движения Талибан выглядит следующим образом.

На политико-стратегическом уровне во главе организации стоит её лидер Амир (Эмир) Аль-Му’минин (повелитель правоверных), имя которого Мавлави Хайбатулла Ахундзада. Также на особом положении пребывает верховный судья, которого зовут Мулла Абдул Хаким, он курирует деятельность всей системы правосудия Талибана, ведёт международные переговоры от имени движения. Все решения законодательного характера принимаются высшим советом движения Талибан в составе 26 членов (подобие парламента).

У лидера Талибана есть три заместителя, которые координируют соответственно политику (Мулла Абдул Гани Барадар), военную организацию, аналог командующего (Мулла Мохаммед Якуб) и отдельные группировки, состоящие в союзе с Талибаном так называемой Сети Хаккани (Сирахуддин Хаккани).

Также в условно-государственную структуру Талибана входят так называемые комитеты или комиссии (аналог – кабинета министров), руководящие деятельностью на таких направлениях как военная, разведывательная, политико-дипломатическая, экономическая и другие.

На оперативном уровне за непосредственное управление в вилаятах (области) отвечают региональные “теневые губернаторы”.

На тактическом уровне в городах и селениях вся полнота власти принадлежит полевым командирам.

Вооружение и тактика ведения боевых действий

Всего, по состоянию на лето текущего 2021 года в рядах Талибана по разным оценкам насчитывается до 90 тысяч постоянных бойцов, вооружённых преимущественно стрелковым оружием. Цифра весьма условная, так как чёткая организационно-штатная структура, как и штатно-табельная система вооружения, парамилитарных воинских формирований у талибов отсутствует.

Практически не имея баз производства оружия и военной техники, боевики Талибана широко используют трофейные средства огневого поражения. Это, как правило, захваченные в боях с ещё советскими войсками автоматы АКМ и АК-74 разных модификаций, пулемёты РПК и РПД, гранатомёты РПГ-7 и ГП-25, винтовки Драгунова, всевозможные пистолеты. Кроме того, с приходом в регион войск НАТО, в руки талибов всё чаще начали попадать такие образцы западного вооружения как американские штурмовые винтовки М-16 и М-4, пулемёты МК-48 и LSAT и прочие. В отдельных случаях можно встретить английские и русские (Мосина) винтовки ХІХ века, а также пулемёты начала прошлого столетия.

При этом талибы активно используют разнообразные мины, ручные гранаты и другие взрывные устройства всевозможных видов и модификаций. При борьбе с воздушными целями заслуженной популярностью пользуются переносные зенитно-ракетные комплексы типа “Стингер”, “Стрела” и их другие аналоги.

Иногда встречаются случаи использования артиллерии, реактивных систем залпового огня, в том числе переносных, или бронетехники. Однако, такой опыт скорее исключение, так как тяжёлая техника требует горюче-смазочных материалов, постоянного обслуживания и ухода, что в условиях гористой местности и партизанской войны обеспечить достаточно сложно. Кроме того, личный состав и мобилизационный ресурс Талибана – местное население, состоящее из крестьян и пастухов, которое ни в состоянии грамотно управлять или хранить подобную технику.

Активно, в последнее время, используются беспилотники как средство разведки, так и с ударными задачами. Особое развитие получили современные средства связи на основе спутниковых и сотовых систем.

Что касается непосредственно тактики ведения боевых действий, стоит отметить преимущественно партизанские методы борьбы с активным применением засад и налётов с последующим захватом и уничтожением инфраструктуры, нарушением системы управления и обеспечения противника, диверсионной и разведывательной работой в его тылу, на фоне обширной террористической деятельности с опорой на местное население и идеологическую работу.

Однако невзирая на заявленные высокие цели поиска “чистой истины”, основным методом политической борьбы Талибана остаётся террор с целью запугивания как противника, так и своего населения, а также привлечение внимания общественности и демонстрации серьёзности своих намерений. Преследуя подобные цели, террористы Талибана не отличаются от своих “коллег” из других террористических организаций исламистского радикального толка.

В действиях талибов присутствует достаточно фактов нападения и убийства иностранцев, организации взрывов, автомобилей, заминированных вблизи от административных зданий, а также посольств и консульств, использование смертников, захват заложников и множество других примеров. Известны случаи, когда жертвами террористов становились несовершеннолетние. Так, в 2007 году в одной из афганских провинций талибы расстреляли школьника за то, что он изучал английский язык. В 2010 году ими был казнён 7-летний мальчик, обвинённый в шпионаже, а в 2011 году талибы повесили 8-летнего ребёнка, чей отец, отказался перейти на их сторону.

После заключения мирного соглашения между США и Талибаном в феврале 2020 года, боевики несколько изменили свою тактику, перейдя от комплексных атак на административные и военные объекты на волну целенаправленных убийств и террора мирных жителей. Их сегодняшние цели – гражданские активисты, журналисты, судьи, борцы за мир, женщины, занимающие руководящие должности. И это может означать, что наряду с частичной коррекцией тактики, Талибан, по всей видимости, не изменил своей экстремистской идеологии.

Тем не менее, воспитанное на строгих мусульманских канонах население Афганистана не всегда видит в действиях талибов несправедливость или излишнюю жестокость. Местные жители легко подвержены влиянию, что часто формирует в их сознании образ “боевика-патриота” и защитника, истинного поборника ислама. И в своей завершённой форме террористическая деятельность движения Талибан тесно связана с пропагандой и информационно-психологическим воздействием на людские массы как стратифицированные целевые аудитории, среди которых можно выделить местное население, военнослужащих правительственных афганских сил, персонал войск коалиции НАТО, а также международное сообщество.

Читать дальше

Андрей Омельянчук. Специально для “Військовий кур’єр України