fbpx
Междуморье

Российское вторжение в Украину возвратило к жизни идею Междуморья – военного, политического и экономического союза государств, расположенных между Балтийским и Черным морями – ведь именно такая интеграция позволяет эффективно противостоять захватническим планам Кремля. В Украине Междуморье еще не стало политической платформой, но имеет все шансы превратиться в таковую в ближайшие годы.

В первой части эссе военно-политический обозреватель Андрей Омельянчук раскрывает “историю вопроса”. “Междуморье” как политический проект активно использовали спецслужбы…

Идеи не умирают, – писал Александр Дюма, – бывают они дремлют, но просыпаются снова, став ещё более сильными…

И классик был прав. Анализируя процессы вокруг такого геополитического проекта как “Междуморье” (лат. – Intermarium), можно выделить несколько этапов забвения и рассвета этой идеи, подразумевающей формирование союза (или федерации/конфедерации) восточноевропейских стран, находящихся между Балтийским, Чёрным и Эгейским морями, с целью создания третьей силы уравновешивающей амбиции Германии и России.

Теории “Междуморья” уже более двухсот лет пребывают в створе длинных геополитических концепций, направленных на сплочение народов Восточной Европы, зажатых между Европой Центральной (нем. – Mitteleuropa), условно возглавляемой Германией и ближним постсоветским зарубежьем. Идеи “срединной Европы” или “земли меж морями” искали своё отражение в различных исторических моделях начиная с монархической династии Ягеллонов, с переменными успехами правившей на протяжении ХІV – ХVІІІ веков такими европейскими державами как Великое княжество Литовское, Речь Посполитая, Австро-Венгерская империя и другие. И с тех пор как столетие назад теория “Междуморья” в очередной раз была реанимирована тогдашним польским лидером Юзефом Пилсудским, она регулярно восстаёт на меняющихся геополитических ландшафтах и сегодня активизировалась вновь.

Постимперская Восточная Европа

В период распада Австро-Венгерской империи, по результатам окончания Первой мировой войны, возникли идеи создания третьей, буферной силы между Западной Европой и Россией. В 1919 году основоположник геополитической
науки Хэлфорд Маккиндер, обсуждая проблемы противостояния “Хартленда” (континентальные страны) и “морских держав” (Великобритания в то время)
уже упоминал о необходимости создания блока Восточной Европы так называемого “среднего уровня” – от Балтийского до Адриатического моря – чтобы противостоять как Германии, так и России.

Но самым известным сторонником идеи “Междуморья” был польский государственный деятель Юзеф Пилсудский – лидер Польши в период с 1918 по 1922 год совпавший с Польско-советской войной (1919–1921). Тогда, в 1918 году, Польша только обрела независимость и успех противостояния воинственным соседям – оскорбленной результатами войны Германии и растущей мощи Советского Союза – Пилсудский видел в объединении восточноевропейских государств. Будущий союз он представлял, как некую “Восточноевропейскую федерацию” – польско-литовский союз, включающий валютную и таможенную ассоциацию с Беларусью, Латвией и Эстонией.

Ещё во время мирных переговоров в Версале, впоследствии польский министр иностранных дел, Август Залески обсудил возможности формирования такой федерации с представителями Литвы и Украины. Однако уже вскоре Пилсудский несколько расширил понимание будущего союза представив его как “Восточноевропейскую Лигу наций”, где Польша и Литва снова образовывают федеративное государство с особой автономией Беларуси, Украина и Румыния вступают в военно-политическую конфедерацию с Польшей, а Финляндия и Балтийские государства образовывают “Балтийский блок”.

Этим планам восточноевропейского союза не суждено было сбыться. Ни одна из новообразованных после развала империй держав не захотела снова оказаться под властью или протекторатом теперь Польши. И уже скоро Беларусь и Украина в добровольно-принудительном порядке (ре)интегрировались в Советский Союз, в то время как Литва, Латвия и Эстония сумели пока сохранить независимость.

Идея “Междуморья” ненадолго удалилась с европейской сцены, но набранная ею инерция сыграла не последнюю роль в возрождении другого параллельного проекта – полуподпольного движения “Лига Прометея”, ранее боровшегося с “тюрьмой народов” – Российской империей, теперь же трансформировавшегося в антисоветскую организацию. “Лига Прометея” имела идеологические корни в давней стратегии “Прометеизма”, основанной на том, что любая великая держава рухнет, если её этническим меньшинствам дать социокультурные и политические полномочия. Символический смысл сводился к мифу как древнегреческий бог Прометей дал человечеству огонь чем помог выйти из тени богов.

Теперь же обновлённая “Лига Прометея” предполагала сотрудничество актива национальных движений Восточной Европы в их совместной борьбе против Советского Союза. Лига служила укрытием для эмигрировавших антисоветских диссидентов – сторонников независимости Украины, после того как войска Украинской Народной Республики (УНР) Симона Петлюры фактически прекратили борьбу. “Лига Прометея” была основана в 1922 году в Варшаве украинским эмигрантом Романом Смаль-Стоцким, однако реальным лидером организации при поддержке польских властей стал Симон Петлюра.

Однако на фоне фактического господства поляков на территории Западной Украины этот своеобразный союз Петлюры и Пилсудского не имел широкой популярности среди украинского населения, что вызвало переход в оппозицию к УНР – Украинской Войсковой Организации (позднее – Организация Украинских Националистов, ОУН).

Как польский проект “Междуморье”, так и украино-польская “Лига Прометея” активно поддерживались британской и французской разведками в их противостоянии с Советским Союзом при одновременном стремлении сдержать немецкий военно-политический потенциал. В одном из нескольких интервью бывший агент американской разведки Уильям Гоуэн заявил, что “…Междуморье, как довоенная англо-французская разведывательная организация, эффективно использовалась в противодействии советским и германским амбициям в Центральной и Восточной Европе”.

Вторая, более серьёзная, попытка сформировать “Междуморье” была предпринята уже перед самой войной, когда тогдашний министр иностранных дел Польши полковник Юзеф Бек после заключения советско-германского пакта о ненападении пытался найти более эффективные меры и решения относительно сохранения гарантий безопасности Польши, так как объективная оценка сложившейся военно-политическая обстановки прямо угрожала польской государственности. В той ситуации было разработана программа известная как “Политика баланса”, направленная на равноудалённую позицию как от Германии, так и от Советской России. Бек видел “Междуморье” как третью силу в противовес Германии и России, а немного позже представлял уже концепцией “Третьей Европы” – наступательного блока, значительно усиливающего геополитические позиции Польши. В стремлении приблизиться к потенциальной федерации с возможными партнерами Бек приложил значительные силы. Однако союзников оказалось немного – некоторую заинтересованность продемонстрировали лишь Венгрия, Латвия и Эстония. Ну, а позже было уже поздно, в Европу ворвалась Вторая мировая война.

Балансир между нацистами и союзниками

Хотя в 20-е годы все попытки объединить государства Центральной и Восточной Европы в единый блок провалились. В 30-х годах возник новый баланс сил, открывший дорогу идеям “Междуморья”. Рассекреченные документы американской разведки демонстрируют, что до оккупации Германией территории Польши, Чехословакии и Югославии, проект “Междуморье” активно использовался польской, британской и французской разведками. Однако с приходом немцев, наработанные в рамках проекта связи, были либо взяты под контроль, либо ликвидированы.

Отчёты уже упомянутого ранее Уильяма Гоуэна прямо указывают, что связи или, если угодно, агентурные сети, действующие в рамках проектов “Лига Прометея” и “Междуморье” успешно использовались Абвером (немецкая армейская разведка). При этом некоторые другие источники склоняются, что агенты указанных организаций, даже если многие из них в некоторой степени и разделяли фашистский дух времени, в целом больше склонялись и искали поддержки западных союзников.

К 1944 году агентурная сеть “Междуморья” практически полностью была под контролем британской и французской разведок. В Европе ещё бушевала война, а офицеры британской МИ-6 уже контактировали с боевыми группами и лидерами национальных движений в Центральной и Восточной Европе. Тут британцы разглядели ценный потенциал довоенных связей “Лиги Прометея” и “Междуморья”, усилия которых они объединили под новой вывеской Центрально-европейский федеральный клуб (CEFC), ставший платформой изгнанных антикоммунистов и сторонников центрально- и восточно-европейского федерализма.

CEFC превратился в обширную сеть с офисами в Нью-Йорке, Париже, Риме, Брюсселе, Чикаго, Иерусалиме и Бейруте. С момента основания клуб активно работал на международной арене. Например, 25 апреля 1945 года представители CEFC обратились к Конгрессу США с просьбой о помощи и поддержке инициатив на фоне смены оккупации Восточной Европы с германской на советскую: “Мир должен пробудиться и признать важность гарантий свободы и независимости всех народов, расположенных между Германией и Россией”. В том же году CEFC опубликовал “Хартию свободного Междуморья” с заголовком “Будущее Междуморья – это судьба 160 миллионов европейцев”. В целом большая часть деятельности CEFC была сосредоточена вокруг римского офиса организации, выпускавший “Бюллетень Междуморья”.

Американские спецслужбы начали обращать внимание на деятельность CEFC в августе 1946 года в рамках контрразведывательной операции “Круг” целью которой было выявление нацистских военных преступников и их пособников, скрывшихся в основном в Южной Америке. Американцы небезосновательно считали, что за их исчезновением стоит агентурная сеть “Междуморья”.

При этом в июне 1947 года, в рамках сворачивания дорогостоящих разведывательных проектов, британская разведка прекратила финансовую и ресурсную поддержку организации. Но разведка США не дала “Междуморью” самораспуститься, и начиная с июля 1947 года организовала поддержку, направив деятельность на вербовку бывших нацистских преступников. С этого же периода сотрудничество “Междуморья” с американскими спецслужбами сосредоточилось на борьбе с советским шпионажем, что переросло в восточноевропейский антикоммунистический фронт.

Антикоммунистический фронт

Работая с американцами, к 1948 году агентурная сеть “Междуморья” влилась в структуры основанного спецслужбами США Антибольшевистского блока наций (ABN), просуществовавшего до начала 1990-х годов, услугами которого активно пользовалась как американская, так британская и западногерманская разведки.

В рамках сформулированной в 1953 году американским госсекретарём Джоном Даллесом (родной брат директора Центральной разведки (позднее ЦРУ) США Аллена Даллеса) политики освобождения народов Центральной и Восточной Европы от коммунистического влияния, в послевоенный период практически во всех странах соцлагеря создавались антисоветские организации.

Этот этап стал очередной вехой на пути возрождения памяти “Междуморья” как проекта объединения Центральной и Восточной Европы в противовес России (СССР) и Германии. Основой этого возрождения стал упомянутый блок ABN со штаб-квартирой в Мюнхене – координационным центром антикоммунистической деятельности в Советском Союзе и других социалистических странах.

К сожалению, в тот период деятельность западных разведок и, под их покровительством, агентов ABN часто опиралась на услуги бывших нацистов, коллаборантов, а также национальных течений западной части СССР и стран соцлагеря. Совместная борьба западных спецслужб с Советами объединила разрозненные силы таких правых как, хорватская Усташи, румынская Железная гвардия, словацкая Глинкова гвардия, балтийские Лесные братья, украинские националисты и немногие прочие. Также достаточная ставка делалась на агентурную сеть немецкого Абвера и гестапо, оставшуюся непосредственно на территории СССР, в том числе центральной России.

Используя эти силы, кроме пропаганды, непосредственно в послевоенный период блок ABN активно организовал акты запугивания, политические убийства и теракты на советской территории. Позднее органы управления и ячейки ABN проводили антисоветские митинги, демонстрации, международные конференции, конгрессы, а также организовывали распространение различных антикоммунистических пропагандистских публикаций и специальных материалов информационно-психологического влияния. При этом блок ABN тесно сотрудничал с такими антисоветскими и полу-либеральными организациями как Всемирная антикоммунистическая лига и Европейский совет свободы.

В различные периоды с 1949 по 2000 год организация издавала антикоммунистический журнал “ABN Correspondence”, выходивший на английском, немецком и французском языках. Блок ABN долго пользовался поддержкой со стороны западных спецслужб, пока не был расформирован после падения Берлинской стены.

Андрей Омельянчук, специально для “Військовий Кур’єр України

Обговорення у Фейсбук