fbpx


Будучи несколько дезориентированной антикоммунизмом в годы холодной войны, идея “Междуморья” в конце 2000-х годов снова нашла приверженцев в некоторых западных экспертно-аналитических кругах. Покойный публицист-международник Александрос Петерсен в своей книге “Мировой остров: Евразийская геополитика и судьба Запада” объяснял: “… Западные политики должны заново ознакомиться с концепциями Пилсудского, особенно “Прометеизма”. Это поможет изменить пассивную доктрину евразийского сдерживания на стратегию вторжения в этот кризисный регион, что освободит его от авторитарных режимов”.

В наше время новое понимание концепции “Междуморья” было возрождено в стенах (или умах) частной разведывательно-аналитической компании “Stratfor” – экспертного центра, услугами которого часто пользуются многие крупные корпорации и правительственные организации, включая такие структуры как ЦРУ, министерства обороны или внутренней безопасности США и прочие. Аналитические материалы, подготовленные компанией “Stratfor”, нередко являются основой при подготовке информационно-разведывательных документов, экономических, политических или геостратегических обзоров.

Наиболее раннее, за последнее время, упоминание понятия “Междуморья” приводится в аналитических материалах “Stratfor” за 2009-ый год в общем контексте польской солидарности с Грузией после августовской агрессии 2008-го года, когда Россия вероломно вторглась на территорию этой суверенной страны. Всего, согласно материалам Wikileaks, с 2009-го до декабря 2011-го годов термин “Междуморье” встречается в 394-х различных документах (статьи, докладные, аналитические справки) компании “Stratfor”.

Примерно с 2012-го года идея “Междуморья” вышла в публичный свет, когда геополитический аналитик Джордж Фридман, основатель “Stratfor” громко озвучил концепции проекта, утверждая, что Польша должна дистанцироваться от Евросоюза и вместе с другими странами Центральной и Восточной Европы образовать блок между Германией и Россией. На Европейском форуме новых идей в октябре того же года он заявил:

“Теперь Польша должна зависеть только от себя. Почему? Это нация с населением 38 миллионов человек, у неё есть динамично развивающаяся экономика, у неё высокоинтеллектуальные образованные люди. Польша растёт и развивается. И я предлагаю фундаментальную идею “Междуморья”, более радикальную, чем у генерала Пилсудского, который утверждал, что Польша зажата в промежности у Германии и России, а там воняет!”.

Джордж Фридман

В 2015-ом году на веб-сайте “Stratfor” было заявлено, что на фоне усиления российской внешней активности – формирование системы альянсов, основанных на идее “Междуморья” будет поддержано не Великобританией и не Францией, а США. Такое предварительное позиционирование выглядит ещё более актуальным на фоне комментария бывшего командующего сухопутными войсками США в Европе генерал-лейтенанта Бена Ходжеса, который заявил, что “…полоса размещения американских вооружений на Европейском континенте тянется из стран Балтии через Польшу в Румынию и Болгарию с выходом на Черноморское побережье. Такая ситуация сигнализирует россиянам, что как бы ни развивалась обстановка в Украине, следующая полоса стран уже образовывает первый эшелон обороны НАТО”.

Бен Хеджес

В 2017-м году Джордж Фридман вернулся к идее “Междуморья” уточнив, что рассматривает Польшу и Румынию – ближайших региональных союзников США – в качестве “двойной основы” этого блока. По его мнению, “Междуморье” бросит вызов “гегемонии корпораций 1950-х годов, которые всё ещё доминируют в Европе”, и такой союз будет иметь эффективную экономическую модель, более схожую с США. Обозначенная концепция была поддержана другими западными аналитическими центрами, таким, как например Институт мировой политики (IWP) – ведущий центр по изучению вопросов национальной безопасности и международных отношений, где среди членов попечительского совета можно встретить, например Уильяма Хеджкока Вебстера, бывшего, но первого и пока единственного человека, возглавлявшего в своё время и ФБР и ЦРУ. В свою очередь основателем IWP является Джон Ленчовски, который в начале 1980-х годов работал в госдепартаменте США в бюро по европейским делам, а также в качестве специального советника по политическим вопросам. С 1983-го по 1987-й год он был директором по европейским и советским делам в совете национальной безопасности, а также выполнял функции главного советника Рональда Рейгана по делам СССР.

Ещё один из активных защитников “Междуморья” – Марек Ян Ходакевич, который, помимо того, что написал о проекте книгу, решительно отстаивал саму его идею на нескольких конференциях в вышеупомянутом IWP. Ходакевич возглавляет кафедру польских исследований в IWP и руководит Центром “Междуморья”, основные направления исследований которого состоят в отстаивании сохранения и преемственности трансатлантических связей, с целью оживления американо-европейских отношений.

Марек Ян Ходакевич

В 2015-м году IWP провёл конференцию в Пентагоне на тему “Между Россией и НАТО: Вызовы безопасности в Центральной и Восточной Европе”. На этом мероприятии, среди прочих, принял участие и Ходакевич. Его доклад был посвящён истории “Междуморья”, как территории, простирающейся от Балтийского до Черного моря и Адриатического побережья. Аргументируя, он пояснил, “…что после распада Австро-Венгерской и Российской империй в начале ХХ-го века, регион претерпел ряд кризисов и конфликтов, что резко отличалось от “спокойствия и гармонии” царивших во времена польско-литовского содружества Речи Посполитой, существовавшей с середины ХVІ-го практически до конца ХVІІІ-го веков”. Также в своём докладе Ходакевич указал: “…несмотря, что народы Польши и Венгрии всегда стремились обезопасить свои ранее утраченные территории, моноэтнические государства, такие как Латвия и Словакия, пытались дистанцироваться от бывших сюзеренов. Такие противоречивые тенденции, основанные на эго молодых центральноевропейских государств, препятствовали региональной солидарности, необходимой для защиты от Германии и СССР. Однако события и последствия мировой войны раз и навсегда продемонстрировали всю глупость таких региональных препирательств. И если регион стремиться избежать повторения истории, следует отметить, что общая сплочённость должна преобладать над мелкими внутренними разногласиями”.

Другой важной фигурой в отстаивании идей “Междуморья” является один из ведущих аналитиков компании “Stratfor” Роберт Дэвид Каплан – журналист и писатель, в течении нескольких лет член совета оборонной политики Пентагона. В своих работах для определения центральновосточного региона Каплан использует понятие “Великое Междуморье”, выделяя лидирующую роль США в процессах политического раскола Европы.

Аналогичный контекст отстаивает и вашингтонский Центр анализа европейской политики (CEPA), чья миссия состоит в продвижении таких идей, что “…стратегический театр, охватывающий регион от Берлина до Москвы и от Баренцева моря до Черного, имеет жизненно важный интерес для США … От Вильсона и Масарика до Рейгана, Гавела и Валенсы, CEPA работает над сохранением и расширением наследия борьбы за свободу и ведущую роль Америки в Европе”.

При этом идеи “Междуморья” поддерживаются и в Киеве, где проект широко представлен в деятельности Института евро-атлантического сотрудничества, возглавляемом экс-министром иностранных дел Украины Борисом Тарасюком. В частности, командой этого учреждения в рамках “Междуморья”, отстаивается концепция решений, которые могли бы несколько нивелировать противоречия того, что часть стран региона находятся внутри контуров ЕС и НАТО, а часть – вне их.

Борис Тарасюк

Таким образом в условиях, когда вопрос расширения НАТО на восток упирается, в том числе, в обвинения со стороны России в невыполнении устного обязательства, данного бывшим госсекретарём США Джеймсом Бейкером ещё президенту СССР Михаилу Горбачёву, что Альянс не станет приближаться к границам России, концепция “Междуморья” постепенно укоренилась среди американских экспертных и аналитических кругов. И пока ни Грузии, ни Украине не удалось убедить руководство НАТО в возможности вступление в блок, в регионе разворачиваются некоторые другие инициативы, в частности проект “Междуморье”.

Здесь также следует отметить, что переломным моментом в этом вопросе стал саммит НАТО в июле 2016 года в Варшаве, когда было принято решение о сдерживании амбиций России, в том числе путём усиления восточного фланга вооруженных сил Альянса. К 2017 году в регионе было развёрнуто четыре батальона НАТО, дислоцированных в Польше, Эстонии, Латвии и Литве на ротационной основе. Каждый из батальонов представлен отдельной страной-членом НАТО – США, Канада, Германия и Великобритания.

На саммите 2016 года также было торжественно заявлено о расширении системы противоракетной обороны НАТО, база которой заложена в Румынии. Её заявленные задачи – противодействие угрозам со стороны Ирана и Северной Кореи, но Россия также сочла себя целью.

Кроме этого, Москву раздражает участие Черногории в дискурсе о статусе в НАТО Украины и Грузии, а также факт открытия в Латвии “Центра стратегических коммуникаций НАТО” и в Грузии учебного центра Альянса.
В целом концепция “Междуморья” достаточно удобно вписывается в региональный геополитический и военный контекст, предлагая достаточную идеологическую легитимацию политики США для Центральной и Восточной Европы. Тем не менее стоит признать, что сам термин ещё не полностью принят в обиход трансатлантическими организациями Альянса.

Андрей Омельянчук, специально для “Військовий Кур’єр України

Обговорення у Фейсбук