fbpx

Россия, оккупировав в 2014 году Крымский полуостров, усиленно наращивает там свою военную, в том числе военно-морскую, группировку, незаконно использует газовые месторождения и транспортные коммуникации исключительной (морской) экономической зоны Украины, препятствует международному судоходству у берегов Крыма, в Азовском море и Керченском проливе.

Основными действиями российского флота относительно ограничения свободы мореплавания выступают провокации с использованием демонстративных действий военных кораблей и авиации, применением вооружения и боевой техники. В частности, только этим летом Черноморский флот (ЧФ) России несколько десятков раз демонстрировал свою недружественную позицию, как к ВМС Украины, так и к кораблям НАТО, участвовавшим в международных учениях “Си-Бриз – 2021”. Пиком этих событий стал инцидент, связанный с российской провокацией в отношении английского эсминца “Дефендер” у мыса Фиолент.

В акватории Чёрного моря присутствуют военно-политические и экономические интересы не только прибрежных стран: Украины, Российской Федерации, Грузии, Турецкой Республики, Республики Болгария и Румынии. Регион регулярно посещают корабли стран НАТО – США, Великобритании, Греции, Италии, Франции и прочих европейских государств, а в последнее время всё чётче просматриваются разноплановые интересы Китая.

Черноморский регион имеет огромное социокультурное, миграционное, экономическое, транспортно-энергетическое значение, являясь южным барьером Европы и находясь между Исламской и Христианской цивилизациями. Важность его роли с геополитической точки зрения, пожалуй, трудно переоценить.

Чёрное море с оперативной точки зрения

Чёрное море – внутреннее море бассейна Атлантического океана, Черноморскими проливами (Босфор – Мраморное море – Дарданеллы) соединяется с Эгейским и Средиземным морями, а через Керченский пролив имеет выход в Азовское море. Проход кораблей через Босфор и Дарданеллы контролирует Турция, а через Керченский пролив, по факту, незаконно оккупировав Крым, – Россия.

В Чёрное море впадают судоходные реки Дунай, Днепр, Днестр и через Азовское море – Кубань. Чёрное море, через Азовское и Волго-Донской канал по внутренним водным путям имеет коммуникации на Каспий и Балтику, что даёт России определенное преимущество в оперативных возможностях манёвра силами и средствами разных флотов.

В северной части в акваторию Чёрного моря врезается Крымский полуостров – естественная стартовая площадка и место размещения аэродромов стратегического значения.

Площадь моря составляет порядка 420 – 430 кв. км, наибольшая протяжённость с севера на юг – 580 км, наибольшая глубина 2212 м, средняя – около 1240 м. Северо-западная часть Чёрного моря, от мыса Тарханкут до устья реки Дунай, имеет относительно небольшие глубины, что практически полностью исключает возможности для эффективного применения подводного флота, однако способствует успешному использованию минных заграждений, как в прибрежной зоне, так и мористее.

Рельеф береговой линии северо-западного побережья украинского Причерноморья во многих местах имеет пологий и песчаный пляжный характер, что явно определяет наличие характерных десантно-доступных участков. Берега Румынии и Болгарии имеют подобный характер. В Крыму же, таких удобных для морского десанта мест значительно меньше – в районах Евпатории, озера Донузлав, Феодосии и Керчи. На Кавказе участков для десантных возможностей с моря практически нет, на побережье Турции тоже. Следует отметить, что речь идёт о десантных операциях масштабов не ниже уровня оперативно-тактического со значительным применением плавсредств, бронетехники и общих сил высадки. Для относительно небольших тактических или диверсионных групп место, для того чтобы выйти на берег, в физико-географическом плане можно найти всегда.

В оперативном, гидротехническом и инженерном отношении Чёрное море удобно для судоходства. Практически все районы оборудованы нанесёнными на карты навигационными системами (маяки, створы, светящиеся знаки), рекомендованными путями, известными лоциями.

В военно-политическом контексте в Севастополе и Новороссийске базируются основные силы Черноморского флота ВМФ РФ, в Синопе и Самсуне пребывают корабли черноморской группировки ВМС Турции, в Варне – ВМС Болгарии, в Поти и Батуми – плавсредства Грузии. В портах Сухуми и Очамчиры базируются небольшие флотские силы непризнанной “Республики Абхазия”, находящейся под российским протекторатом, в Констанце и Мангалии – ВМС Румынии. После оккупации Россией Крыма и Севастополя, основные силы ВМС Украины находятся в Одессе.

В Чёрном море действует принятая в 1936 году конвенция Монтрё, предусматривающая существенные ограничения по классу и тоннажу для пребывания в акватории военных кораблей нечерноморских держав. Общий тоннаж таких кораблей не должен превышать 30 тыс. тонн (с возможностью повышения этого максимума до 45 тыс. тонн в случае увеличения военно-морских сил черноморских стран) и сроком пребывания не больше 21 суток. При этом Турция может самостоятельно регулировать (разрешать или запрещать) проход через Черноморские проливы любых военных судов. Также, согласно конвенции Монтрё, через проливы не могут проходить авианосцы. Однако в советском ВМФ этот запрет обходили, используя по отношению к своим авианосцам термин “авианесущий крейсер”, что формально несколько меняет функциональное предназначение корабля.

Также следует заметить, в советское время при проходе проливов подлодками как в Чёрном море, так и на Балтике использовалась практика прохода под днищами торговых судов, что существенно повышало скрытность подводного флота при его выходе на оперативный простор. Сейчас такая система выхода подводных лодок на боевое дежурство, вероятно, сохранилась.

Андрей Омельянчук, спеціально для “Військовий кур’єр України” По материалам открытых источников.

Продолжение следует